Уксус, кровь и топор. Народная медицина родом из средневековья. @ 30 Jun 2018


Вопрос о доверии к специалисту, пожалуй, самый что ни на есть базовый в отношениях врач – пациент. Если ответ на него хотя бы неуверенный, пиши пропало.

Тут же начинается поиск средств и рецептов в так называемой народной медицине. Почему-то считается, что уж там, в этой загадочной области трав и кореньев, спасение найдётся обязательно.

Иногда это действительно помогает. Но фокус в том, что большая часть рецептов народной медицины взята из «Лечебников» примерно трёхсотлетней давности. А те, в свою очередь, восходят к средневековым трактатам о здоровье человека. И вот здесь уже нужно обладать медицинской или исторической квалификацией нешуточного калибра. Хотя бы для того, чтобы распознать среди средневековых методов лечения по-настоящему опасные. Те, которые гарантированно и очень быстро могут свести в могилу.

Античное наследие

Чисто формально средневековые медицинские трактаты повествуют ровно о тех же самых вещах, что и современная литература. В них поднимаются вопросы профилактики, гигиены, диагностики, прогностики, лекарственной терапии, диеты и хирургии, а также медицинской теории. Но есть существенный нюанс – научная база. Нынешняя практика опирается на клеточную теорию, на биохимию, на современную анатомию, патологию и физиологию. Средневековая же практика основывалась на античной базе. Прежде всего на анатомии.

В общем, она была не так уж и кошмарна. Разумеется, там были явные и даже комичные неточности. Скажем, всерьёз утверждалось, что костей в человеческом организме насчитывается 219, хотя на самом деле их там 206. Не менее серьёзно говорили о стоматологических отличиях мужчины от женщины – у последних насчитывали положенные 32 зуба, а вот у мужиков почему-то только 30.

В остальном же античная научная база была вполне пригодна для практики. Именно этим объясняются «чудеса» арабской средневековой медицины. Мусульмане, захватившие солидную часть Византии и всю Персию, получили вместе с территориями непрерывно развивавшуюся эллинистическую медицинскую школу. И у них хотя бы на первых порах хватило ума отнестись к этому культурному наследию бережно.

Чего не скажешь о европейских реалиях. Ровно то же самое античное наследие в условиях целой череды варварских нашествий и перманентной войны всех со всеми со временем превратилось в нечто, чудовищно далёкое от реальной медицины. К тому же вся эта радость была щедро приправлена церковными изысканиями вроде: «Все болезни – суть козни диавола». Что получилось в результате, прекрасно показывает небольшой фрагмент из капитального труда Усамы ибн Мункыза «Книга назидания». Этот арабский писатель XII столетия и участник сражений с крестоносцами получил неплохое образование, поскольку был сыном правителя сирийской крепости и провинции Шейзар.

Исламский прорыв

Дело было будничное и нестрашное: знатнейший из крестоносных владетелей граф Триполитанский пригласил сирийца-врача – один из рыцарей страдал гнойным нарывом на ноге, а придворная дама графа болела сухоткой. Врач прибыл, прописал рыцарю припарки, а даме диету. Оба пошли на поправку, но тут из Европы явилось медицинское светило, или, как его назвал Усама, «прославленный врач франков». Далее со слов самого сирийца: «Франк сказал, что не следует отдавать лечение в руки мусульман. Он прогнал моего врача. Потом заявил, что нарыв на ноге смертелен, и спросил рыцаря, хочет ли он жить с одной ногой или умереть с обеими. Тот ответил, что хочет жить, и согласился на ампутацию. Франк положил ногу рыцаря на бревно и велел ударить по ней топором. Со второго раза кость поддалась, мозг из неё вытек и больной умер. О женщине же он сказал, что в голову к ней вселился дьявол, а потому велел её обрить, сделал на голове крестообразный надрез, сорвал кожу, обнажив черепные кости, и сказал втирать в рану соль. Женщина тут же умерла».

Впрочем, идеализировать исламскую медицину тоже не стоит. Часто даже самые сведущие доктора, которые могли похвастать высоким процентом выживших пациентов, применяли сомнительные методы. Как, например, в другом случае, что описал Усама ибн Мункыз: «Врач Юханна ибн Ботлан был знаменит своей опытностью. Один человек пришёл к нему, когда он был в своей лавке в Алеппо. У этого человека пропал голос, и его едва понимали, когда он говорил. «Каково твоё ремесло?» – спросил его ибн Ботлан, и больной ответил: «Я делаю сита из конского волоса». – «Принеси мне полритля (около 215 граммов) крепкого уксуса», – приказал врач. Больной выпил и изверг с уксусом много грязи. После этого его горло прочистилось и голос восстановился. Ибн Ботлан сказал тогда своему сыну и ученикам: «Не лечите никого этим лекарством, вы убьёте больного. В пищеводе этого человека задержались частички пыли из сита, и ничто не могло их извлечь, кроме уксуса».

Можно видеть, что очень многое зависело прежде всего от личных качеств доктора – его наблюдательности, смекалки и осторожности. Чего нельзя сказать о современных адептах «естественных» и «народных» средств, которые легко могут заставить отчаявшегося человека пить уксус просто по той причине, что так делали в древности.

Этот путь весьма опасен, поскольку часто мотивы к назначению тех или иных лечебных мероприятий в Средневековье не имели никакого отношения к медицине. Более того, бывало, что целесообразность этих меро­приятий утверждалась из корыстных со­ображений.

Цена крови

Скажем, такой популярный метод лечения, как кровопускание. То, что оно было чрезвычайно модным на протяжении чуть ли не семисот лет – с XI по XVII вв., – известно всем и каждому. По этому поводу принято зубоскалить – дескать, вот каков был научный уровень медицины «дремучего Средневековья». И редко кому приходит в голову отследить феномен возникновения этой самой моды.

А началась она в западноевропейских монастырях. И, в общем, вполне невинно. Процедура minutio sanguinis, то есть «умаление крови», в полном соответствии с античными канонами считалась умеренно оздоравливающей. Обычно её проводили дважды в год – весной и осенью. Своего рода диспансеризация: вместо хождения по докторам отвори себе в профилактических целях кровь и живи спокойно. Так оно и было. До поры.

Пора наступила, когда в уставах некоторых монастырей нашли любопытную лазейку. Те, кому отворили кровь даже в ходе общей «диспансеризации», считались больными. И им полагались некоторые бонусы. Например, освобождение от всенощных бдений сроком от двух дней до недели. Тем, кто дал обет молчания, разрешалось говорить. Тем, кто проходил послушание тяжким трудом, разрешалось пребывать в праздности. И всем подряд полагалось усиленное питание. Поначалу просто сладкое вино и пшеничный хлеб. Но достаточно было и этого.

Мало-помалу особенно грамотные монахи целого ряда монастырей вкусили все прелести этой процедуры. Даже в конгрегациях строжайшего камальдолийского устава, приверженцы которого только и делали, что умерщвляли плоть, после кровопускания полагались оладьи со сливочным маслом, жареная рыба, овощной суп и варёное мясо. В бенедиктинском аббатстве Клюни – яичница, несколько видов сыра и три перемены жаркого: баранина, говядина, свинина. В конгрегации святого Виктора – жареный цыплёнок утром, гусь на двоих в полдень, и опять-таки цыплёнок на вечер. В монастыре Сен-Витон вообще разворачивалась какая-то кулинарная вакханалия – на первый день после кровопускания выдавалась «лёгкая» смесь – вино, взбитые яйца и топлёное свиное сало. На второй и на третий – яйца, жареные угри, щука с чёрным перцем и уксусом, а к ужину – вафли с паштетом и тройная порция вина.

Со временем пришлось вводить особые правила, ограничивающие количество кровопусканий, положенных рядовому монаху. Когда не помогло и это, в середине XIII в. особым папским указом монастырской братии запрещается не то что кровопускание, но и обучение медицине вообще.

Однако было уже поздно. То, что стало популярным среди духовных лиц, проникло и за стены монастырей. Включился обезьяний эффект – всем захотелось подражать самым продвинутым и образованным людям своего времени. Кровопускание надёжно вошло в арсенал самых действенных методов лечения. Потребовались долгие годы и усилия поколений медиков, чтобы изгнать его из реестра одобряемых процедур.

Впрочем, огульно шельмовать средневековую медицину тоже, наверное, не следует. Часть методов, которые применялись тогда, весьма эффективно используются и сейчас. Какие это методы и почему они иногда применяются не совсем так, как предполагали доктора пятисотлетней давности, поговорим в следующий раз.

http://www.aif.ru
News powered by CuteNews - http://cutephp.com