Классификация врачей @ 27 Mar 2018


Психиатр. Маньяк-экспериментатор с дипломом врача.
Патогенез.
В психиатры идут по двум причинам. Первая – прям вот реально понравилось. Вторая – прям вот реально отвращение к остальным дисциплинам. В первые пару лет психиатр понимает, что вылечить он никого и ничего не может. Потом он понимает, что ничего не понимает. Потом его начинает переть от того, что он точно может поставить диагноз кому угодно. Взгляд его становится цепким и тяжелым. Собеседников это неизменно бесит. Разговаривая с человеком, он оценивает поведенческие реакции, ставит диагноз, в уме прикидывает варианты терапии. Вариантов ровно два (загасить и возбудить), поэтому психиатры все время пытаются придумывать что-то новенькое, от «пусть больные кидают друг другу мячик на солнечной лужайке» до «а давайте вдарим этого чувака током, прицепим клеммы к ушам и е.анем, а». «Нет, да? Ну давайте хоть в ледяной ванне его утопим… не до смерти». Исцеления они не ждут, но вдруг?

Психиатр-нарколог. Непреклонная, злобная жаба.
Патогенез.
Психиатрами-наркологами становятся так же, как и обычными психиатрами. Отличие одно – если психиатр может быть добрым, злым, нежным, твердым, любым, то психиатр-нарколог всегда непреклонная, злобная жаба. Он не любит своих пациентов. Никогда. Ни за что. Да собственно и не за что? Он не слышит мольбы, он не входит в положение, он не дает гонять ломом серебристых шестиногих мышей по квартире и домочадцам. Он знает, как действуют все наркотики и любая выпивка. Он знает, где их достать. Но у него зарплата врача и он не может себе этого позволить, потому то жаба его и давит.

Педиатр. Низкооплачиваемый ветеринар. Девиз педиатра – родители не должны существовать как вид!!!
Патогенез.
Педиатры прям реально любят детей. Поначалу. Потом попадается одна бешенная мамашка, затем - вторая, потом - целое семейство недалеких товарищей. Всё. Это начало конца. В душе специалиста копится ненависть к родителям своих пациентов. Ко всему педиатру реально не с кем посоветоваться. Коллеги не секут в детях. Для коллег дети – другой мир, полный иммунологических несостыковок, мычания и агуканья. Ну и про мамашек коллеги слышали много. Ну их этих детей на хрен. Поэтому педиатр, как богатырь против поганой орды. Так себя и ощущает. Ну и вы же помните, что дети могут зае.ать кого угодно, особенно, если их правильно настроили дома: «Тебе доктор укол сделает, вырвет тебе зуб, разрежет и не зашьет…». Вылечив очередного бессловесного пациента, этот доктор не ждет платы, лишь бы отстали. И да, педиатры не любят акушеров-гинекологов, потому, что все проблемы от них. Нет акушеров – нет детей – нет проблем. Незамысловатая, но очевидная цепочка.

Физиотерапевты. Мышь серая.
Патогенез.
Физиотерапевтами становятся так. Хирургия – страшно, терапия – сложно, акушерство – дорого и страшно, всё остальное – могут быть ошибки. Всё решено, в глушь, в Саратов. Физиотерапия она такая… она не навредит. Электроды поставил, часы завёл, сиди и пей чай, жди окончания процедуры. А нет, в определенный момент приходит понимание, что не все процедуры одинаково полезны. Поэтому физиотерапевты ждут четких указаний от лечащих врачей, можно ли проводить ту или иную процедуру. Есть бумажка – можно. Если что, на кол посадят лечащего врача, а я не при делах, бугагагага. Тихие доктора, незаметные.

Врач скорой медицинской помощи.
Обозленный на весь мир циник.
Патогенез.
Это врачи-романтики. Да, да. Именно романтика спасения человеческих жизней приводит этих докторов на ССМП. Первые выезды. Почему мы без мигалок? Удивленный взгляд водителя. Скорее, человек может умереть! Деньги тлен, человеческая жизнь дороже денег. А потом ничего, отпускает. Деньги вовсе не тлен. Тетка, мучающаяся головной болью три дня, вызвавшая скорую в четыре часа утра, не помрет точно. Сука, она всех нас переживет. Потом эксперименты с лекарствами: полечить давление тем-то, аритмию тем-то, абстиненцию тем-то. Тут правда и отсутствие лекарств ещё сказывается. Потом кого-то с подстанции прирезали наркоманы. Потом в машину соседней бригады влетел мажор. А денег больше не становится. И злоба на мир растет. Врач СМП может вывести из любого околозагробного состояния, и выводит. Но с особым цинизмом и отвращением. Не, ну если денег подкинуть врачи СМП подобреют конечно. Но денег нет, вы там держитесь…

Фтизиатр.
Патогенез.
Ну тут реально всё по любви должно быть. Эти доктора знают, что будут лечить маргиналов (в основной массе), и лечат их. От одной единственной болезни. Болячка одна, лекарства одни, маргиналы те же, денег нет. Только любовь может привести в эту специальность.

Лучевые диагносты (рентгенологи, МРТшники, КТшники и другие УЗИсты). Красноглазые дети подземелий.
Патогенез.
Тут изначально два пути: первый – после института по призванию, второй – сузившийся специалист по наитию. Первые идут в диагносты потому что думают, что тут много платят, и еще потому что не хотят никого лечить. Вторые… тоже. Девиз лучевых диагностов – я так вижу. Это алчные беспринципные кроты. Эти товарищи сидят в темных берлогах, и ставят диагнозы. МРТшники и КТшники сидят по частным клиникам, так что там жизнь удалась. Рентгенологи обделены судьбой. Они вынуждены ловить свои рентгены за копейки в поликлиниках. Редко чего перепадет, скорее рентген-лаборант заработает, его люди хоть видят. В массах кстати ходит слух, что рентгенологам после института отрезают все кроме голоса и правой руки. Пациент слышит только: «Вдохнуть!!! Не дышать!!! Выходите!!!» Потом он выходит, затем получает от лаборанта листик с иероглифами и подписью рентгенолога. Так что у слуха есть причины появиться. УЗИсты бывают двух видов: «я так вижу» и «да, точно». Первые - глупые и бедные. Вторые – умные, состоятельные и затраханные просьбами пересмотреть за первыми. УЗИст – единственный врач, у которого к обеду можно разменять любую купюру, а к вечеру и доллары. Ну и цену себе лучевые диагносты знают. Точную. Могут назвать.



Автор: В. Саратовская
News powered by CuteNews - http://cutephp.com